субота, 30 грудня 2017 р.

Бартер Российской империи: пушечное мясо в обмен на кредиты

Бартер Российской империи: пушечное мясо в обмен на кредиты

Английская карикатура 18 в. "Имперский шаг" Екатерины ІІ из России в Константинополь. Именно российско-турецкие войны 1767 - 1774 и 1787 - 1792 годов стали причиной займов у Голландии, которые Россия погашала более 120 лет, в том числе и кровью своих солдат.

«В начале славных дел»

    До воцарения Романовых Московия кредитов не брала в государствах, возникших вследствие завоевания Чингисхана и его наследников, господствовали иные финансовые отношения.
  Первое сообщение о государственном займе относится к царствованию Михаила Федоровича. Его посланнику при дворе английского короля удалось исхлопотать 20 тысяч рублей (правда, царь хотел получить не менее 60, а лучше – 100 тысяч). Приятным обстоятельством было отсутствие процентной ставки, огорчало лишь обязательство вернуть деньги по первому требованию. Через год займ вернули. После чего в кредитной истории Московского царства наступила пауза длиною более чем в сто лет.
  Объясняется все довольно просто. В 17 веке главной отраслью экономики Московии было  сельское хозяйства. Промышленность практически отсутствовала, финансовая система была примитивной. Золотых и серебряных монет в обороте практически не было, в основном использовались медные деньги. Основным источником поступлений в царскую казну был ясак – дань мехом ценных пушных животных, которую выплачивали порабощенные Москвой коренные народы Севера. Например, при царе Алексее Михайловиче, в 1660 году, доходы Московского царства составляли 1 млн. 311 тыс. руб., из них половина (660 тысяч рублей) поступили из Сибири. (Обручев В. А. От Кяхты до Кульджи. Путешествие в Центральную Азию и Китай. М.: 1950. - с. 80). Если добавить к этому то, что Московия отличалась нетерпимостью ко всем, кто не исповедовал православие московского толка, становиться понятным, почему европейские банкиры считали эту страну некредитоспособной.
  Царь Алексей Михайлович и его наследник, в поисках финансов, выкручивались, как могли: увеличивали налоги податному сословию и «портили» монеты. Порчей называлось уменьшение веса, а значит и количества металла, в монете. Если в начале царствования Алексея Михайловича из пуда (16 кг) меди чеканили 8 рублей, то при его сыне царе Петре – 40! Если при Алексее «черный люд» еще пытался протестовать (Медный бунт 1662 года), то Петр І при помощи террора заставил народ безмолвствовать.

Субсидные конвенции Елизаветы Петровны

 
Карл ван Лоо. Портрет императрицы российской Елизаветы Петровны. 1760 г.
Царям и царицам удавалось сохранять стабильность нищеты в стране, поэтому денег на государственные нужды решительно не хватало. В царствование дочери Петра – Елизаветы Петровны, приближенные к трону люди сообразили: «Людишек в Российской империи много, а денег мало! А в Европе все наоборот! Почему бы нам не продать наших высоко духовных мужичков бездуховному Западу? Тут еще и Пруссия начала усиливать свои позиции, стремясь объединить всю Германию. А для этого ли наши отцы убивали наших дедов во время Смуты? На Берлин!»
  Сказано – сделано! 12 июня 1747 года  канцлер Российской империи Алексей Петрович Бестужев-Рюмин и английский посланник лорд Гинфорд скрепили подписями субсидную конвенцию. По ее условиям Россия получала единовременно от Великобритании сто тысяч фунтов стерлингов (около 450 тысяч рублей). Указанная сумма предоставлялась за военную поддержку, на протяжении 1747 года, Австрии в конфликте с Пруссией.  На лифляндской границе развертывалась тридцатитысячная российская армия, в порты Курляндии должны были войти до полусотни кораблей российского флота. В случае начала боевых действий российской армии против Пруссии и союзной ей Франции, Англия и Россия должны были составить новое соглашение.
  Чуть позже царское правительство дало согласие на использование в течение двух лет своего 30-тысячного корпуса в войне против Франции. За что Англия и Голландия обязались выдавать ежегодную субсидию триста тысяч фунтов стерлингов (1 млн. 350 тыс. рублей). 19 ноября 1747 года Бестужев-Рюмин, Гинфорд и голландский резидент Сварт подписали такое соглашение. Для Голландии и Великобритании сделка оказалась выгодной. Уже в апреле 1748 года им удалось окончить длившуюся восемь лет войну за Австрийское наследство заключением Аахенского мирного договора с Францией.
  Торговля пушечным мясом пришлась по вкусу царскому правительству. «Можем повторить!»  – решили императрица Елизавета с верным канцлером Бестужевым-Рюминым. 30 сентября 1755 года вступило в силу новая субсидная конвенция России и Великобритании. По ее условиям армейский корпус на лифляндской границе доводился до 55 тысяч воинов, в курляндские порты направлялись до 50 боевых российских кораблей. Англия субсидировала на содержание союзных вооруженных сил сто тысяч фунтов стерлингов. По требованию Великобритании российские войска должны были начать боевые действия, за что казна России получала пятьсот тысяч фунтов стерлингов за год боевых действий.
  Правда, денег  царский двор на этот раз даже не увидел. Сначала Россия настаивала на том, что ее армия будет использована исключительно против Пруссии, в то время как Англия стремилась задействовать ее против Франции. В 1756 году Россия вступила в Семилетнюю войну как союзник Франции, а Великобритания выступила на стороне ее противника – Пруссии.  Субсидная конвенция утратила силу. 

Голландский займ Екатерины ІІ

  Император Петр ІІІ (урождённый Карл Пе́тер У́льрих Гольштейн-Готторпский) сменивший на российском престоле Елизавету Петровну, решил, что деды воевали не правильно: нужно было идти не «На Берлин!», а «За Берлин!». Царь решил поддержать Пруссию, и начать войну с Данией.
  Поскольку денег у Петра не было, а держаться было необходимо, вспомнили о  печатном станке: было принято решение отпечатать на военные нужды денежные купюры. Так впервые на России появилась идея бумажных денег.
  Союз с Пруссией не понравился офицерам российской гвардии. «Я помню! Я горжусь победами над немцами!» Наверное, так думали офицеры гвардии свергнувшие, а затем и убившие Петра ІІІ, чье царствование продолжалось всего полгода.
Ж. Б. Лампи. Портрет императрицы российской Екатерины ІІ. 1780 г.
 
  Екатерине ІІ – организатору заговора против своего царственного мужа  Петра ІІІ, идея бумажных денег понравилась. Хрустящие ассигнации были введены в оборот царским манифестом 29 декабря 1768 года. Но такие денежные знаки имели хождение лишь на внутреннем рынке, где все также господствовал аграрный сектор, и практически отсутствовала промышленность, технологии и наука. Матушке-императрице так хотелось поднять свою (не совсем родную) страну с колен! Для этого нужны были деньги,  а не рубли.
  Поэтому екатерининский двор искал возможность получить на Западе кредит в звонкой монете, в основном для снаряжения и финансирования Средиземноморская экспедиция российского флота. В апреле 1769 года было достигнута договоренность с амстердамскими «банкирами де-Смет», о предоставлении займа в 7,5 млн. гульденов (около 3,5 млн. руб. серебром) .
  По условиям сделки царский двор выпускал на эту сумму облигации номиналом по 0,5 млн. гульденов. Банкир Де Смет выпускал на сумму равную стоимости облигаций ассигнации номиналом по 1 тыс. гульденов. Ассигнации затем продавались всем желающим по рыночной цене, значительно ниже номинала. Владельцам этих ценных бумаг царское правительство гарантировало таможенными сборами в портах Ревель, Пернов, Рига и Нарва выплаты всех обязательств по кредиту, включая 5% годовых. Де-Смет за услуги получали компенсацию накладных расходов и комиссионные. Российская империя получала «на руки» менее 750 гульденов с ассигнации номиналом 1 000 гульденов, хотя проценты выплачивались исходя из номинальной стоимости. За оказанные услуги именным Высочайшим указом от 15 марта 1772 года амстердамские банкиры Теодор и Раймонд де-Смет  возведены в бароны Российской Империи с правом наследования титула потомками. (Списки титулованным родам и лицам Российской Империи. Издание Департамента Герольдии Правительствующего Сената. — СПб., 1892. — С. 254).
  Денег оказалось мало, пришлось взять кредит еще и у Генуи. Благодаря полученным средствам России удалось одержать победу над Османской империей. По условиям Кючук-Кайнарджийский мирного договора Турция выплатила контрибуцию размером в 4,5 млн. рублей. На эти средства был полностью погашен генуэзский, и частично голландский, кредиты. Остатки задолженности России удалось реструктуризировать: в 1779 году голландцы продлили кредит еще на 10 лет под 4% годовых.
  Однако для дальнейшего вставания России с колен требовались огромные средства, которые крепостной строй обеспечить не мог. Были сделаны новые займы, благо Россия продемонстрировала Европе хорошую кредитную историю. Конец царствования Екатерины украсил госдолг в 41, 5 млн. руб. (56,5 млн. гульденов и 3 млн. пиастров) к которому следует прибавить обязательства по процентам на сумму 13,5 млн. рублей.
  Для погашения долгов оставленных матушкой-императрицей Павел І заключил соглашение с Англией. Российский император обязывался снарядить на борьбу с революционной Францией 45-тысячную армию под командованием Римского-Корсакова. Англичане платили за каждого  воина по 5 фунтов стерлингов единовременно плюс 30 фунтов ежегодно. Содержание другой армии – генерала-карателя Суворова брали на себя австрийцы. Правда Павел не смог укомплектовать войско на всю оговоренную сумму, а затем вообще разорвал союз с Великобританией, и заключил новый с ее противником – Наполеоном. За что и получил от своего окружения смертельный удар табакеркой в висок. К этому моменту (начало 1801 года) госдолг России составлял 62,6 млн. рублей без учета задолженности по процентам.
С. Щукин. Портрет императора российского Александра І. 1809 г.
  Его сын и наследник Александр І учел ошибки отца, и исправно поставлял пушечное мясо для обеспечения интересов британской короны. Правда, уже ценою подешевле, зато числом побольше!
  Наполеон дабы поумерить Александра вторгся в пределы Российской империи. Поход 1812 года оказался для Бонапарта в целом неудачным. Впрочем, и Александр І попал в затруднительное положение. Вследствие наполеоновских войн Голландия и Генуя не могли финансировать российскую армию, а в казне было пусто – одни бумажные рубли. Но выручили Россию верные друзья и союзники: Англия предложила оплатить стотысячную армию, выставленную против Бонапарта, по цене 20 фунтов стерлингов за единицу товара. Правительства Англии и Голландии направили заработанные Россией суммы на покрытия займа, сделанного еще Екатериной ІІ у амстердамского торгового дома Гопе и Ко.
  Страна с аграрной экономикой по-прежнему не могла жить без кредитов. Поэтому Александр занял еще: 40 млн. рублей в 1820 году, и 43 млн. рублей в 1822 году. К концу его царствования внешний госдолг составил 107 млн. рублей.
  Брат и приемник Александра І – Николай І увеличил внешний госдолг до 340 млн. рублей (по состоянию на 1854 г. – год смерти Николая), наверное, потому что исполнял роль жандарма Европы на общественных началах. То есть, к примеру, Австрийскую революцию 1848 года российские войска подавили за свой счет, исходя лишь из идейных соображений.
  Александр ІІ занялся реформированием империи, наверное, надеясь превратить ее экономический уклад из аграрного, хотя бы в аграрно-индустриальный. Результат – на момент смерти в 1881 году госдолг Российской империи составил 2 020 млн. рублей. В Европе научились обходиться без российского пушечного мяса, а прочие предметы экспорта из России не давали хороших барышей.
  Голландский займ Екатерины 1769 года был полностью погашен лишь в 1891 году за счет доходов полученных от развития российской промышленности и экспорта товаров. Но к началу первой мировой войны Россия сумела получить крупные кредиты от Франции, которые вернуть так и не смогла. На начало 1914 года Внешний госдолг Российской империи, включая гарантии кредитов частных компаний, составил 6,3 млрд. рублей. Во время Первой мировой войны российский военный Экспедиционный корпус  во Франции планировался в количестве 400  тыс. человек. Россия смогла поставить во Францию лишь около 45 тысяч человек для войны с Германией. Правда, в тоже время, многомиллионная армия России исполняла свой союзнический долг на Восточном фронте, растянувшемся от Балтийского до Черного моря.
Российский Экспедиционный корпус во Франции. Шампань, 1916 г.
  Пришедшие к власти в результате переворота 1917 года большевики отказались платить по долгам царского правительства. С этого момента солдаты России-СССР стали умирать не за государственные займы, а во имя построения нового коммунистического общества. Счет пошел на миллионы человеческих жизней...


Сайт містить унікальні тексти, кожен з яких уперше був оприлюднений саме тут. Бажаєте читати нові статті першим? Натисніть на дзвоник розташований в правому нижньому кутку монітора! 

Немає коментарів:

Дописати коментар