субота, 13 січня 2018 р.

Генетический груз династии Романовых: как Европа спасла царей Московии от полного вырождения

Генетический груз династии Романовых: как Европа спасла царей Московии от полного вырождения

 
Рябушкин А. П, Михаил Фёдорович на собрании боярской думы. 1893 г.
  Дата возвышения рода Романовых известно с точностью едва ли не до минуты. Это 3 февраля 1547 года. Именно в этот день московский царь Иван Грозный обручился со  своей пятиюродной теткой – Анастасией Романовной Захарьиной-Юрьевой. Ее отец – Роман Юрьевич  Захарьин-Кошкин (? – 1543) дал свое имя всем потомкам – Романовы. Именно Роман Юрьевич, или его жена  – Ульяна Федоровна, передали всем своим потомкам генетический груз,  приведший к тяжелым болезням  или ранней смерти многих представителей рода Романовых.
  Этот факт становится заметным уже на примере потомства Анастасии Романовны и Ивана Грозного. Их союз дал жизнь шести детям, из них четыре умерли в возрасте до двух лет. Царевич Иван Иванович то ли умер от болезни в возрасте 27 лет, то ли был убит отцом в ссоре, не оставив потомства. Как бы там не было, но останки царевича Ивана в 32 раза превышают допустимое содержание ртути. Вероятно это не результат умышленного отравления, но следствие лечения болезненного внука Романа Юрьевича  Захарьина-Кошкина: в Средние века ртуть использовалась как сильное антибактериальное средство – подобно антибиотикам в наше время.
Неизвестный художник. Благоверный князь Федор Иоаннович 
  И лишь младший из детей Грозного и Анастасии – царь Федор Иванович (1557 (царь с 1584) – 1598) имел ребенка, умершего в возрасте до двух лет – дочь Феодосию. Смерть самого царя Федора знаменовала собой окончание правления династии Рюриковичей по линии Юрия Долгорукого, и в конечном итоге, привело к мощному династическому кризису, известному под названием Смуты.  
  Смута завершилась воцарением Романовых в 1613 году. Но генетический груз делал свое дело. Со смертью Никиты Ивановича  Романова в 1654 году,  все продолжатели рода Романа Юрьевича  Захарьина-Кошкина  свелись лишь к линии первого царя из рода Романовых – Михаила Романова. Остальные потомки Романа Кошкина, либо не имели детей, либо умерли  в раннем возрасте.

Век XVII. Первые цари династии Романовых

(Выделенные курсивом цитаты о медицинских диагнозах и состоянии здоровья Романовых приводятся по книге: Нахапетов Б. А. Врачебные тайны дома Романовых. М.: Вече. 2008)
  С воцарением  дома Романовых объектом внимания летописцев, среди прочего, становится и состояние здоровья новых царей Московии. Это позволяет отследить анамнез первых Романовых, и сделать выводы о фатуме, тяготевшем над родом.
  Первый царь династии – Михаил Федорович «вен­чался на царс­тво 11 и­юля 1613 г. в не­пол­ные сем­надцать лет. Мяг­кий нра­вом, сла­бый фи­зичес­ки и ду­хов­но, он был бо­лез­ненным нас­толь­ко, что, по его собс­твен­ным сло­вам, «так скор­бел нож­ка­ми, что в воз­расте трид­ца­ти с не­боль­шим лет до воз­ка и из воз­ка в крес­лах но­сят»... 12 и­юля 1645 г., в день сво­его ан­ге­ла, царь по­шёл к за­ут­ре­не, но си­лы, ви­димо, его уже ос­та­вили, и с ним в цер­кви слу­чил­ся при­падок. Боль­но­го на ру­ках при­нес­ли в хо­ромы, и в тот же день бо­лезнь уси­лилась. Царь на­чал сто­нать, жа­ловать­ся на то, что «внут­реннос­ти его тер­за­ют­ся». В на­чале треть­его ча­са но­чи царь Ми­ха­ил Фё­доро­вич скон­чался. Как по­лага­ет Ф.Л. Гер­ман, бо­лезнь, свед­шая ца­ря в мо­гилу, — по­раже­ние по­чек».
  Из 10 детей Михаила Федоровича 6 умерли в раннем детстве, трое не имели  потомства. Лишь сын и наследник престола Алексей Михайлович смог продолжить новоиспеченный царственный род.
  «Царь Алек­сей Ми­хай­ло­вич (1629–1676), всту­пив­ший на прес­тол так же, как и его отец, в шес­тнад­ца­тилет­нем воз­расте, то­же не об­ла­дал креп­ким здо­ровь­ем, в связи с чем не­од­нократ­но при­бегал к кро­вопус­ка­ни­ям... В ян­ва­ре 1675 г. царь, от­ли­чав­ший­ся туч­ностью и стра­дав­ший по­рою же­луд­ком, рас­хво­рал­ся. Его ле­чил док­тор Са­мой­ло Кол­линс. В ян­ва­ре 1676 г. Алек­сей Ми­хай­ло­вич по­чувс­тво­вал упа­док сил и 29 ян­ва­ря в 9 ча­сов ве­чера скон­чался на 47-м го­ду жиз­ни».
  Алексей Михайлович имел 16 детей, из них пятеро распрощались с жизнью в раннем детстве. Еще восемь отпрысков царя Алексея не имело потомства, хотя семь царских дочерей жили сравнительно долго (в диапазоне от 42 до 63 лет). Наследник престола Алексей Алексеевич по неизвестной причине внезапно умер, не дожив до своего пятнадцатилетия. Только трое сыновей Алексея Митхайловича имели детей, и все трое были царями Московии.
   «Царь Фё­дор Алек­се­евич (1661–1682), унас­ле­довав­ший прес­тол в пят­надцать лет, был так слаб здо­ровь­ем, но­ги его так рас­пу­хали, что он не мог да­же ид­ти за гро­бом сво­его от­ца — его нес­ли на но­сил­ках. Царь всё вре­мя бо­лел. Скон­чался он 27 ап­ре­ля 1682 г., на 21-м го­ду жиз­ни». Причины смерти неизвестны, существовали подозрения в отравлении. Хотя вряд ли нужно было травить человека, который в 15 лет был настолько немощен, что не мог самостоятельно передвигаться. Царь Федор имел одного ребенка, прожившего всего десять дней.
Лебедев К. Родственники у смертного одра Федора Алексеевича. 1897 г.
  «Царь Иван Алек­се­евич (1666–1696), млад­ший брат Фё­дора Алек­се­еви­ча, бу­дучи весь­ма бо­лез­ненным че­лове­ком, про­жил все­го трид­цать лет. Тем не ме­нее он ос­та­вил пос­ле се­бя мно­гочис­ленное по­томс­тво». Из сего потомства двое умерли в раннем детстве, царица Анна Иоанновна детей не имела, а царевна Прасковья Ивановна имела одного сына покинувшего сей бренный мир шести лет от роду.
  Императрица Анна Иоанновна умерла своей смертью, в результате тяжелой болезни. «Изу­чение сим­пто­мати­ки бо­лез­ни (в пер­вую оче­редь опи­сания мо­чи, имев­шей «гной­ный вид», ре­зуль­та­тов ис­сле­дова­ния тру­па, при ко­тором в по­чеч­ных ло­хан­ках бы­ли об­на­руже­ны ко­рал­ло­вид­ные кам­ни) да­ло ос­но­вание Ю.А. Мо­лину пред­по­ложить, что при­чиной её смер­ти яви­лась за­пущен­ная, не ле­чен­ная дол­жным об­ра­зом по­чеч­но-ка­мен­ная бо­лезнь, воз­можно, со­четав­ша­яся с цир­ро­зом пе­чени».

Век XVIIІ. Милославские-Брауншвейги и  Нарышкины-Гольштейн-Готторпы.

  И только одна из дочерей Ивана V Алексеевича – Екатерина Ивановна, смогла продолжить брачную линию деда  Алексея Михайловича и бабушки Марии Милославской. Она вышла замуж за герцога Мекленбург-Шверинского –  Карла  Леопольда. В результате этого союза появилась на свет Анна Леопольдовна. Вероятно, свежие гены немецкого герцога Антона Ульриха Брауншвейг- Беверн-Люнебурского при отсутствии генетического груза у Анны Леопольдовны, позволили им иметь здоровых детей. Все пятеро детей, принадлежавшие к Брауншвейгской ветви Романовых, дожили до совершеннолетия, имели отменное здоровье позволившее выжить в тяжелейших условиях многолетнего тюремного заключения, но ... Но потомки семейного союза царя Алексея Михайловича и Натальи Нарышкиной просто не дали им шанса иметь детей.
Бошняк К. Теневые силуэты детей Анны Леопольдовны и принца Антона Ульриха: Алексея, Петра, Екатерины и Елизаветы. Другие изображения этих людей не известны.
  Линия Нарышкиных в доме Романовых представлена Петром І и его потомками.   
  «С юных лет вследс­твие ис­пу­га Пётр был одер­жим «нер­вны­ми при­пад­ка­ми», ко­торые про­яв­ля­лись нак­ло­нени­ем шеи в ле­вую сто­рону и дви­жени­ем мус­ку­лов на ли­це... Пётр до 14 лет бо­ял­ся во­ды... В «Ис­то­рии Пет­ра» име­ют­ся так­же мно­гок­ратные ука­зания на прос­тудные за­боле­вания, ли­хорад­ки, го­ряч­ки, «скор­бу­тику» (цингу) с силь­ны­ми па­рок­сизма­ми, а так­же на бо­лез­ненные сос­то­яния «с пох­мелья».
  Рус­ский ис­то­рик М.И. Се­мев­ский, ос­но­выва­ясь на изу­чении пи­сем Пет­ра I Ека­тери­не I, пи­шет: «Как вид­но из его же ци­дулок, за пять, за шесть лет до сво­ей смер­ти Пётр ред­ко рас­ста­вал­ся с ле­карс­тва­ми. В пись­мах до­воль­но час­то встре­ча­ют­ся из­вестия о его бо­лез­нях: то он стра­да­ет „че­чю­ем“ (ге­мор­ро­ем. — Б.Н.), то за­вала­ми или расс­трой­ством же­луд­ка, от­сутс­тви­ем ап­пе­тита, то „при­пада­ет с ним рее“ (?), во­об­ще ему „ма­ло мо­жет­ся“».
 По со­ветам вра­чей Пётр I не­од­нократ­но при­бегал к ле­чению ми­нераль­ны­ми во­дами как в Рос­сии, так и за ру­бежом — в Ба­дене (1698, 1708), Карл­сба­де (1711, 1712), Бад-Пир­монте (1716)».
  Скончался Петр, по свидетельству лечивших его врачей от «ипо­хон­дрии, цин­ги, из­ну­рения те­ла, ме­лан­хо­лии и зас­тоя кро­ви». Современный медицинский эксперт Ю. А. Молин пристально изучавший вопрос поставил следующий диагноз.
  «Дли­тель­ный анам­нез за­боле­вания (око­ло 8 лет с мо­мен­та ле­чения на во­дах в Спа), вы­ражен­ный по­ложи­тель­ный эф­фект от при­мене­ния ми­нераль­ной во­ды, дос­та­точ­но ха­рак­терная кли­ничес­кая кар­ти­на, осо­бен­но в пос­ледний год жиз­ни (прис­ту­пы ли­хорад­ки, про­воци­ру­емые пе­ре­ох­лажде­ни­ем, гной­ный цис­тит — вос­па­ление мо­чево­го пу­зыря, прог­ресси­ру­ющая стрик­ту­ра урет­ры, стой­кая отёч­ность ли­ца, кон­ста­тиру­емая сов­ре­мен­ни­ками и за­фик­си­рован­ная мас­кой, сня­той сра­зу пос­ле смер­ти), от­сутс­твие дос­то­вер­ных приз­на­ков от­равле­ния (вы­ше­ука­зан­ные жже­ние в жи­воте, рво­та, су­дорож­ные по­дёр­ги­вания групп мышц впол­не ук­ла­дыва­ют­ся в кар­ти­ну ос­ложнён­ной со­мати­чес­кой па­толо­гии) ука­зыва­ют на то, что, ве­ро­ят­но, Пётр I стра­дал стрик­ту­рой урет­ры, ос­ложнив­шей­ся гной­ным цис­ти­том, вос­хо­дящей ин­фекци­ей с раз­ви­ти­ем тя­жёло­го пи­ело­неф­ри­та (вос­па­ления по­чеч­ных ло­ханок и тка­ни по­чек), а на фи­наль­ном эта­пе бо­лез­ни — уре­ми­ей (на­вод­не­ни­ем ор­га­низ­ма ток­си­чес­ки­ми про­дук­та­ми об­ме­на ве­ществ) и уро­сеп­си­сом.
  Рез­ко вы­ражен­ная по­чеч­ная па­толо­гия обус­ло­вила по­яв­ле­ние у Пет­ра I ещё од­но­го гроз­но­го про­яв­ле­ния, по­чему-то не от­ме­чен­но­го ни од­ним из ис­сле­дова­телей. Ю.А. Мо­лин по­лага­ет, что в пос­ледние го­ды жиз­ни им­пе­ратор стра­дал пе­ри­оди­чес­ки­ми подъ­ёма­ми ар­те­ри­аль­но­го дав­ле­ния, с ко­торы­ми вра­чи бо­ролись пос­редс­твом пос­та­нов­ки пи­явок на за­тылоч­ную часть го­ловы. С его точ­ки зре­ния, ха­рак­терное со­чета­ние сим­пто­мов (вне­зап­ная ут­ра­та фун­кций ре­чи, па­ралич пра­вых ко­неч­ностей, вре­мен­ная по­теря соз­на­ния, су­доро­ги) ука­зыва­ет на то, что за нес­коль­ко ча­сов до смер­ти Пётр I пе­ренёс ос­трое на­руше­ние моз­го­вого кро­во­об­ра­щения с кро­во­из­ли­яни­ем в ле­вое по­луша­рие го­лов­но­го моз­га как следс­твие оче­ред­но­го рез­ко­го подъ­ёма ар­те­ри­аль­но­го дав­ле­ния. Это ос­ложне­ние час­то наб­лю­да­ет­ся в слу­ча­ях за­пущен­ных, не ле­чен­ных дол­жным об­ра­зом неф­ри­тов».
  Царь Петр, от первого брака с Евдокией Лопухиной, имел троих детей, но только царевич Алексей смог дожить до половой зрелости, и оставить двоих детей. Впрочем, оба ребенка скончались в возрасте менее пятнадцати лет.
  В браке с Марфой Самуиловной Скавронской, более известной как Екатерина І, у царя Петра появилось восемь детей, шестеро из коих не пережили период раннего детства.
Семья Петра І в 1717 г.
  Одна из дочерей Петра – Елизавета, стала императрицей Российской, состояла в браке, но детей не имела. Другая дочь – Анна вышла замуж за племянника шведского короля Карла ХІІ – герцога Карла-Фридриха Гольштей-Готторпского. Их сын – Карл Петер Ульрих Гольштейн-Готторпский, стал впоследствии императором России Петром III. Он сочетался браком с Софией Фредерикой Августой Анхальт-Цербстской, более известной как Екатерина ІІ. Их сын Павел І, был вполне здоровым человеком, имел здоровых детей и внуков. На Павле прекращается действие генетического груза Романовых. Неизвестно, что стало тому причиной: то ли свежая германская кровь родителей, то ли отсутствие у Павла Петровича романовских генов. До сих пор, на уровне генетической экспертизы, не опровергнута, но и не подтверждена версия о том, что отцом Павла был граф Салтыков.

Генетический груз рода Романовых

  Рассмотренные выше краткие истории жизни и болезней Романовых позволяют утверждать следующее. До тех пор пока представители рода Романовых вступали в браки со знатью Московии, их мужское потомство отличалось слабым здоровьем. Большинство мальчиков не доживали до половой зрелости. Несмотря на то, что  Романовы были элитой России, следовательно, имели самое лучшее медицинское обслуживание в своей стране, в их семьях был высокий процент детской смертности.
  Женщины дома Романовых, жили намного дольше мужчин, были более здоровыми, но, в большинстве случаев, бездетными. Все это позволяет сделать предположение, что Романовы имели наследственную полигенную патологию. Возможно один из этих патологических генов (или их часть), был связан с половыми хромосомами.
  Мальчики наследовали рецессивную генную патологию, проявлявшуюся в виде наследственных заболеваний, в то время как у девочек эта патология могла компенсироваться доминантной генной аллелью. К сожалению, сохранились очень отрывочные сведения о болезнях Романовых, да и те касаются преимущественно, царских персон.
  Припомним, что цари Федор Алексеевич и Михаил Федорович страдали отеками ног. Этот симптом характерен для целого ряда заболеваний различной природы, но одной из главных причин является нарушение работы почек. Заболевания почек, по мнения Ю. А. Молина, стали причиной смерти Петра І и Анны Иоанновны, а также их предка – Михаила Федоровича. На основании этого можно сделать осторожное предположение о том, что Романовы страдали от наследственных нефропатий – различных поражений почек, приводящие к почечной недостаточности. Даже у членов одной семьи это наследуемое заболевание может иметь различную клиническую картину и симптоматику.
  Среди Романовых мальчики отличались более слабым здоровьем, по сравнению с девочками. Хотя наследственная нефропатия не проявляется в зависимости от пола больного (как в ситуациях с  дальтонизмом или гемофилией), все же случай Романовых может объясняться взаимодействием комплекса генов, имевшим неблагоприятные последствия, главным образом, для мужчин.
  Наследственный характер генной патологии Романовых подтверждают и обычаи Московского царства.  До Петра І на Московии господствовал изоляционизм (в современной терминологии – «русский мир»), и крайняя степень религиозного чванства, выражавшегося в резком неприятии других конфессий («духовные скрепы»). Московские православные, до реформы Никона, считали православных украинцев, белорусов, сербов, румын еретиками.
фон Кюгельген Г. Портрет Павла І с семьей. 1800 г.
  На Московии знать вступала в браки только с людьми равного социального статуса своей страны. Если учесть, что все они находились в той или иной степени родства, то существовала высокая вероятность проявления генетического груза – наследственных заболеваний. В петровскую эпоху эта традиция была пресечена, и члены царского дома стали вступать в браки с европейскими монархами. Результат не замедлил сказаться: Брауншвейги и Гольштейн-Готторпы, благодаря выходу за пределы «русского мира», не унаследовали генетического отягощения своих от предков по линии Романа Юрьевича  Захарьина-Кошкина.

  
Сайт містить унікальні тексти, кожен з яких уперше був оприлюднений саме тут. Бажаєте читати нові статті першим? Натисніть на дзвоник розташований в правому нижньому кутку монітора!    

Немає коментарів:

Дописати коментар