субота, 5 січня 2019 р.

«Юнона» и «Авось»: пираты «русского мира», или «нас там нет» в Японии


«Юнона» и «Авось»: пираты «русского мира», или «нас там нет» в Японии

 
Московиты на японском рисунке начала ХІХ в.
  Во второй половине XVIII века, подгоняемая жаждой наживы, Российская империя вышла к берегам Тихого океана. Стратегия продвижения россиян не отличалось разнообразием. Везде и всюду они захватывали заложников (аманатов) с целью рэкета (ясака).
  Ясак взимали пушниной. К началу ХІХ века на основным источником меха стал промысел бобров, морских котиков и песцов. В погоне за шкурками этих животных «русский мир» заинтересовался островами, принадлежавшими Японии: Курилами и Сахалином.

Российско-американская компания (РАК)

  В 1777 году к островам Курильской гряды направилась экспедиция искателей пушнины, организованная Григорием Шелиховым. Острова показались российским колонистам не перспективными, поэтому следующий рейд был к Алеутским островам.
Гргорий Ивановия Шелихов
  Далее последовала очередь Аляски. Российские колонизаторы попытались принудить коренное население выплачивать ясак, и натолкнулись на ожесточенное сопротивление. Подробнее о тех событиях можно прочитать в статьях «"Русский мир" в Америке: истребление алеутов» и «Российско-индейские войны: противостояние тлинкитов и Российско-американской компании».
  Россиянам удалось поработить алеутов и алутииков, наладить пушной промысел. Дела компании Шелихова пошли в гору. Она превратилась в эффективный инструмент российского экспансионизма в Америке и на Дальнем Востоке.
  В 1799 году император Павел І на базе предприятия покойного Шелихова создает Российско-американскую компанию (РАК). Ее первым председателем становиться обер-прокурор первого департамента Сената, и по совместительству зять Григория Шелихова, граф Николай Резанов.
  В поселения основанных РАК не хватало самого необходимого. Любые товары, от продовольствия до оружия, завозили из Европейской части Российской империи. Делать это приходилось либо по бездорожью Сибири и Дальнего Востока, либо морским путем, вокруг Африки и почти всей Евразии.
  Товары имели огромную себестоимость, поэтому местное население не хотело менять на них пушнину. Для выколачивания ясака, или проще говоря – рэкета коренного населения, нужно было содержать значительные воинские силы. В любом случае требовалось наладить регулярное снабжение опорных баз Российско-американской компании всем необходимым.
Флаг Российско-американской компании
  Ближайшей страной с развитой экономикой была Япония. Николай Резанов решил отправиться туда лично, для установления дипломатических и торговых отношений.

Провал дипломатической миссии Резанова

  РАК организовала экспедицию Крузенштерна и Лисянского, совершивших на судах «Надежда» и «Нева» кругосветное путешествие.  Попутно они выполнили еще ряд задач, одной из которых была дипломатическая миссия Резанова.
  26 сентября 1804 года Николай Резанов был доставлен в Нагасаки шлюпом «Надежда».
Резанов (справа) и Крузенштерн в Нагасаки. Японский рисунок нач. ХІХ в.
  Задачи посольства Резанова были заведомо не выполнимы. Для торговли россияне не могли предложить ничего, кроме рыбы и меха. Пушнина японцев не интересовала, как и рыба. В Японии ее ловили столько, что хватало даже для удобрения рисовых полей.
  Установление дипломатических отношений было не возможно из-за закрытости Японии. Японцы уже имели горький опыт общения с западными странами. В XVI веке, в Страну восходящего солнца, прибыли иезуиты. Они развернули бурную миссионерскую деятельность.
  Увеличением количества христиан привело к вспышке насилия в стране. До появления последователей Христа, в Японии уважительно относились к любой религии. Христиане принесли нетерпимость – началось осквернение буддистских и языческих святынь.
  Католические миссионеры действовали по схеме   обкатанной еще при колонизации Южной Америки. Вначале шли проповедники, за ними солдаты, заканчивалось все уничтожением цивилизаций коренных народов.
  Японцы оценили все угрозы, исходившие от проповеди христианства. В XVII веке  учение Христа и его адепты были уничтожены на корню. Страна была закрыта для въезда иностранцев, за исключением небольшого количества голландских и китайских купцов.
Российское посольство. Японский рисунок нач. ХІХ в.
  Пообщавшись с Резановым, японское правительство, после долгих бюрократических процедур, ответило отказом на предложение председателя РАК. Японцы резонно рассудили, что сначала появятся дипломаты и купцы, следом придут православные проповедники. Затем, вооруженные до зубов гиркины и моторылы начнут защищать «русский мир в Японии»...
  Задача снабжения поселений РАК оставалась не решенной. В 1805 году Резанов отправился в испанские колонии в Северной Америке. В Сан-Франциско принялся уговаривать испанского губернатора продать россиянам продовольствие и другие товары, но получил решительный отказ. Испания запрещала своим колониям вести торговлю с иностранцами.
  Николай Резанов не растерялся, и решил добиться своего не мытьем, так катанием. Председатель РАК начал ухаживать за дочерью губернатора Консепсией Аргуэльо.
После официального сватовства сорокатрехлетнего «влюбленного» московита, губернатор дал разрешение на торговлю с россиянами.
  Резанов набил под завязку товарами трюмы, и 8 мая 1806 года отправился восвояси, оставив свою безутешную невесту в злобе и тоске. С тех пор предприимчивый россиянин ни разу не появился в Сан-Франциско.
  Наверное, он гордился тем, как ловко обтяпал сие дельце. Позже была придумана слезливая и лживая история о трагической любви Николая и Консепсии.  В восьмидесятые годы ХХ века композитор «русского мира» даже состряпал об этом рок-оперу «Юнона и Авось». Но мы забежали немного вперед.

«Юнона» и «Авось»

  Резанов был взбешен крахом своих дипломатических потуг. Он стал строить планы мести японцам (после провала миссии в Сан-Франциско – и испанцам).
  В случае испанцев дело не пошло дальше прожектов по отъему Россией североамериканских колоний Испании. С Японией все сложилось иначе.

  Председатель РАК решил совершить ряд набегов на японские территории, и убить одним выстрелом двух зайцев – отомстить и пополнить припасы.
Юнона и Авось
  С этой целью у предпринимателя из США был приобретен фрегат «Юнона», и начато строительство тендера «Авось». Нашлись и подходящие для разбоя люди: лейтенант Николай Хвостов и мичман Гаврила Давыдов.
  Эти  офицеры российского флота были первыми, кто еще в 1802 году, воспользовался указом Александра I. Этим распоряжением российского императора, РАК получал разрешение нанимать офицеров ВМФ России, с сохранением за ними  всех прав, званий и половины казенного жалования.
  Таким образом, попечительством царской власти, в распоряжении Резанова, оказались «отпускники» для гибридной войны начала ХІХ века.
  Глава Росийско-американской компании не хотел действовать на свой страх и риск. Он обратился к императору Александру I с изложением своего плана принуждения Японии «к дружбе». Председатель РАК собирался набегами и разорениями Сахалина, пополнить свои припасы, запугать японцев и заставить их вести торговлю с россиянами.
  Император не ответил. В то время Российская империя, стремясь рассчитаться со старыми кредитами, увязла в войнах с наполеоновской Францией. Поэтому у царя просто не доходили руки до дел на Тихом океане.
  Рейд на Сахалин начался вскоре после сватовства Резанова к Консепсии Аргуэльо. Хвостову и Давыдову были даны точные инструкции: высадиться в губе Анива (Сахалин), уничтожить все обнаруженные японские суда, захватить для рабского труда на компанию всех здоровых людей (особо ценились ремесленники), погрузить на российские корабли все ценное, что только удастся отыскать.
  По дороге к Сахалину, Николай Резанов приказывает Хвостову завернуть в Охотск. Председатель РАК высаживается на берег, и отбывает в неизвестном направлении.
Неизвестный художник. Портрет Николая Резанова.
  Хвостов получает новые письменные инструкции. В них Резанов приказывает провести разведку сахалинских берегов, ничего не упоминая о нападении на Аниву.
  Председатель РАК не получил высочайшего разрешения на разбой, и решил снять с себя любую ответственность. Теперь все зависело от лейтенанта российского флота Николая Хвостова.
  Он не стал долго думать. 6 октября 1806 года его отряд высадился на сахалинский берег. Хвостов начал с налаживания отношения с айнами. Он наградил старейшину поселения медалью, не остались без гостинцев и другие местные жители.
  Российский лейтенант объявил о принятии Сахалина и его жителей под покровительство российского императора, о чем выдал соответствующую грамоту.
Жители Сахалина стали российскими подданными, оставалось лишь разобраться с японцами.
  Хвостов сотоварищи пришел к ним с дружественным визитом. Японцы проявили радушие и гостеприимство.
   В ответ на японское хлебосольство, российские моряки связали хозяев и занялись грабежом. Припасов было так много, что Хвостов обратился за помощью к местному населению. В обмен на помощь по погрузке награбленного на «Юнону», айнам отдали на разграбление все содержимое одного из складов.
  Когда корабль был набит награбленным добром под завязку, местному населению разрешили забрать себе все, что осталось на складах. За ненадобностью россияне подожгли три японских склада с лесом, казарму и храм.
  Отягощенная добычей «Юнона» вернулась в родную гавань. «Авось» участие в том деле не принял – ранее, из-за непредвиденной поломки, Давыдов вынужден был вернуться на базу.    

Нападение на Итуруп

  Триумф вдохновил Хвостова. Он оправил в Петербург сообщение, о намерении совершить новый поход. Целью экспедиции было: освобождение «угнетенных» айнов; пополнение запасов продовольствия; устрашение японцев; захват людей для работы на Российско-американскую компанию. Имперский центр на хвостовскую инициативу ничего не ответил.
  19 мая 1807 года «Авось» подошел к поселку Найбо на острове Итуруп. Японцы встретили гостей с восточным гостеприимством. Мичман Давыдов был настолько тронут японским радушием, что решил отложить грабеж до прибытия Хвостова.
  На следующий день «Юнона» бросила якорь в той же гавани. Хвостов приступил к решительным действиям. Вся японская фактория запылала ярким пламенем. Японцам сохранили жизнь, в обмен на информацию обо всех складах на острове.
  Благодаря ценным сведениям все японские закрома были очищены. В бухте Сяна японская охрана попыталась открыть ружейный огонь, но быстро разбежалась после ответных залпов корабельных пушек.
  Добыча оказалась богатой, но все чуть не испортила исконная российская духовность. Во время погрузки награбленного добра, матросы обнаружили запасы саке (рисовой водки), и дружно встали на борьбу с пьянством. Как обычно, в поединке россиян с пьянством, победило пьянство. Соперники сходились вновь и вновь, но все с тем же результатом.
  Лейтенант Хвостов не выдержал, велел экипажам вернуться на корабли и отчаливать. В бою с зеленым змием не досчитались трех моряков с «Юноны» и одного с «Авось». Вероятно, эти отважные бойцы героически погибли в пьяном угаре.
  Смерть товарищей требовала отмщения. Коварным японцам, соблазнившим российское воинство рисовой водкой, были нанесены ответные удары. В конце июня на Сахалине был предан огню сторожевой пост Рутака. В начале июля были захвачены и ограблены четыре японских торговых корабля, предано огню поселение на острове Рисири.
Охотск, 1805 г.
  16 июля 1807 года «Юнона» и «Авось» причалили в порту Охотска. Хвостов и Давыдов рассчитывали устроить триумфальное шествие, но были арестованы комендантом порта Бухариным.

Житейские перипетии Хвостова и Давыдова

  Подполковник Бухарин арестовал российских пиратов по личной инициативе. Возможно, это была личная неприязнь, возможно, им руководило желание забрать добычу, а может и то, и другое вместе.
  Охраняли арестантов плохо. Они смогли бежать из заточения. И добежали из Охотска до Санкт-Петербурга. Там им высказали легкое порицание за самоуправство, и восстановили на службе в военно-морском флоте империи.
  В августе 1808 года, по ходатайству министра иностранных дел графа Румянцева, император Александр І, повелел компенсировать Хвостову и Давыдову все расходы и жалованье в сумме 24 000 рублей. Комендант охотского порта подполковник Бухарин был уволен со службы.
  Осенью 1809 года Хвостов и Давыдов сложили свои головы в беспощадной борьбе с зеленым змием. 14 октября напившись вдрызг, они вместе утонули в реке Нева, свалившись с моста.
  В следующем году «Юнона» и «Авось» затонули вместе с экипажами во время шторма.

Нас там нет!

   После пиратских набегов россиян японское правительство приняло меры по усилению обороны островов. На Хоккайдо была создана система укреплений, вооруженные силы острова увеличены на 2,5 тысячи бойцов. Дополнительное подкрепление было отправлено и на Сахалин.
  На запрос японского правительства о причинах разбойных нападений последовал ответ россиян: «Нас там нет!». Точнее, российские власти уверяли, что Хвостов и Давыдов действовали на свой страх и риск, а мы де знать не знали, и ведать не ведали. Дескать, взяли офицеры отпуск, купили в любом военторге корабли, пушки и все такое прочее, и решили порезвиться.
  Японцы сделали вид, что удовлетворились полученным, ответом. Они поняли, с кем имеют дело. Из всех государств Европы, за все время существования Страны восходящего солнца, только Россия напала Японию. И, в дальнейшем, оккупировала Сахалин и Курильские острова. С тех пор для всех японцев слова «Россия» и «агрессор» стали синонимами.
 
Россияне в Японии
  В наше время можно услышать, что нынешняя агрессия России против Украины – случайность. Скоро все нормализуется, сойдет мрак путинской пропаганды, и все увидят настоящих россиян – благодушных и дружелюбных.
  История России в целом, и «подвиги» Хвостова с Давыдовым  в частности, доказывают – свой истинный лик московиты являют именно в моменты военных агрессий и последующих лживых заверений «нас там нет!».



Сайт містить унікальні тексти, кожен з яких уперше був оприлюднений саме тут. Бажаєте читати нові статті першим? Натисніть на дзвоник розташований в правому нижньому кутку монітора! 

Немає коментарів:

Дописати коментар